Опыты на лабораторных генетических объектах

Достаточно напомнить, что опыты на холоднокровных животных протекают при температуре на 10-12° ниже температуры человеческого организма. Прямой эксперимент убеждает, что при повышении температуры на 10° частота мутаций увеличивается нередко в 2 раза, а следовательно, даже если бы в организме человека имелись еще не открытые защитные механизмы, выход наследственных реакций при одинаковой дозе вряд ли был бы ниже, чем у лабораторных животных. Не забудем, что радиационные опыты в целом указывают на значительно более сильную мутационную реакцию у грызунов, чем у дрозофилы.

Чтобы не показалось, что приводимые ниже в большинстве таблиц данные опытов на дрозофиле не относятся к млекопитающим и человеку, мы сопоставляем частоту доминантных мутаций у грызунов, с одной стороны, и у дрозофилы - с другой.

Большая чувствительность к химическим мутагенам генома млекопитающих по сравнению с дрозофилой ощущается, как видим, уже на грызунах.

В последующих таблицах мы встретим уже данные не по доминантным летальным мутациям, а по рецессивным, представляющим еще более точную модель.

Перейдем к генетическим противопоказаниям в отношении различных по назначению групп органических соединении. Прежде всего надо указать мутагенность специальных отравляющих веществ, особенно широко примененных Германией (иприт) в первой мировой войне или ограниченно использованных фашистами во второй мировой войне. Часть из них приведена.

Данные не оставляют сомнений в том, что вещества, выделяющиеся своей токсичностью для человека, но в синтезе которых не преследовалась цель какого-нибудь избирательного действия на геном, занимают тем не менее очень высокое положение по индексу мутагенной деятельности и всего лишь в несколько раз уступают химическим соединениям, синтезированным специально для мутагенеза.

© 2008 Все права защищены lekrastenia.ru